shablon-novosti

Звёздные войны. Спин-офф I: Скрытый потенциал

С точки зрения финансов потенциал киновселенной «Звёздных войн» не такой уж скрытый. Можно сказать, что он очевиден практически любому любителю кино, а не только боссам The Walt Disney Company, которые с настойчивостью нефтяной буровой установки вгрызаются в эту космическую сагу. А вот в плане художественного потенциала такой ясности нет.

«Изгой-один: Звёздные войны. Истории» является первым из трёх запланированных спин-оффов «Звёздных войн». События фильма разворачиваются незадолго до событий классического четвёртого эпизода, который и заварил всю эту эпическую кашу. Речь здесь идёт о небольшом отряде повстанцев, который добывает планы боевой станции «Звезда смерти», что позже позволило Люку Скайуокеру её уничтожить.

Режиссёром фильма выступил молодой Гарет Эдвардс («Монстры», «Годзилла»), который сделал из него нетипичную для франшизы военную драму. Впрочем, продюсерам это не слишком понравилось, и они наняли специальных людей, которые фильм частично переделали в более привычном ключе. Тем не менее, основная идея Эдвардса, по всей видимости, сохранилась, со студией он не поссорился и в титрах указан. Но любые пересъёмки редко идут на пользу. В данном случае мы получили незамысловатый сюжет, чётко разделённый на долгую и не слишком динамичную завязку и мощную кульминацию. Последнее, конечно, спасает картину. Но от ощущения необязательности этого кино и картонности некоторых персонажей избавиться всё равно проблематично.

Определённо удались разве что директор Передовых оружейных исследований империи Орсон Кренник и перепрограммированный имперский дройд K-2SO. Первый, в исполнении Бена Мендельсона («Исход: Цари и боги», «Строго на запад»), является главным антагонистом фильма, несмотря на присутствие здесь Дарта Вейдера и гранд-моффа Таркина. Второй, сыгранный Аланом Тьюдиком («Я, робот», «Убойные каникулы») при помощи технологии motion-capture, отвечает за юмор, как и дуэт C-3PO и R2-D2 в других фильмах вселенной. Они, кстати, тут тоже есть.

Кроме этих дройдов и уже упомянутых злодеев, фанаты франшизы смогут радостно приветствовать сенаторов Мон Мотму и Бейла Органу, в исполнении живых актёров, а также компьютерную, как и Таркин, принцессу Лею. Совсем уж хардкорные фанаты признают в Форесте Уитакере («Поле битвы: Земля», «Последний король Шотландии», «Прибытие») повстанца-экстремиста Со Герреру, с которым они познакомились в мультсериале «Войны клонов». Это первый раз, когда персонаж, представленный не в фильме, попал на большой экран. Порадуют фанатов также дизайн и некоторые локации, повторяющие классические фильмы едва ли не с большей точностью, чем недавний седьмой эпизод. Следуя последнему тренду возвращения к истокам, в «Изгое-один» относительно мало компьютерной графики и много настоящих кукол и моделей. При съёмках некоторых сцен использовалась камера Ultra Panavision 70 с анаморфотной оптикой, которой часто снимали в 1950-60 годы. База повстанцев на Явине IV снималась на том же аэродроме Королевских ВВС в Бедфордшире, где проходили съёмки «Новой надежды». А Дарта Вейдера озвучивает Джеймс Эрл Джонс, как и в оригинальной трилогии.

В общем, фильм в первую очередь для фанатов саги. А их, ясное дело, не мало. По крайней мере в США, где «Изгой-один» за первые три дня проката заработал $155 млн. После «Звёздных войн: Пробуждение Силы» это лучший старт декабря в истории. И третий результат 2016 года. В остальном мире фильм заработал ещё почти $135 млн. Так что свой бюджет в $200 млн. он уже отбил и несомненно принесёт хорошую прибыль. Но в финансовом плане потенциал и так очевиден, как уже было сказано в начале. Профессиональная критика тоже хорошо приняла этот фильм. Но несмотря на это, вопросы о его художественной ценности остаются. Един ли фильм с Силой? Течёт ли Сила в нём?


Смотрите также:

Поделись!

Напишите комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *