shablon-novosti

Славное поражение маленькой Финляндии от большого Советского Союза

30 ноября 1939 года началась Советско-финская война, в западной историографии называемая Зимней войной. Это столкновение до сих пор вызывает множество споров и вопросов. В советское время о нём старались не говорить, чтобы не смущать финских товарищей, которые и товарищами-то стали только после Второй мировой. Кроме того, мало кому хотелось вспоминать чудовищные потери Красной Армии в сражениях с маленькой, гордой и не отличающейся грозной военной историей Финляндией. Многие признают ту войну и её итоги позорными для СССР. И многие сейчас с этим спорят. Небезосновательна ни та, ни другая точка зрения. Тем не менее, сегодня недостатка в прославлении русского оружия нет, а рубрику «Антипропаганда» интересует больше то, каким образом безобидные финны, создавшие единственный в мире не боевой эпос, «Калевалу», смогли противостоять мощнейшему советскому государству? Пусть противостоять не долго, но с поразительными для противника результатами.

Причин для войны было достаточно. Сталин старался обезопасить второй город страны – Ленинград, который находился в непосредственной близости от границы с Финляндией, что само по себе не так страшно, если бы не хорошие отношения между финским и немецким правительствами. Даже если Сталин не верил в агрессивные планы Гитлера в отношении Советского Союза, ему нельзя было даже в теории допускать создания плацдарма противника так близко от Ленинграда. Переговоры СССР и Финляндии по вопросу территориальных уступок зашли в тупик усилиями финских дипломатов, тайно и явно поддержанных Великобританией, Францией, Швецией, Италией, Германией и другими странами. Формальным поводом для начала войны стал «Майнильский инцидент», в ходе которого советские пограничники были обстреляны финской артиллерией. Историки до сих пор не в состоянии точно ответить, чья это была провокация, кто на самом деле стрелял и стрелял ли вообще? Но в этот вопрос мы углубляться не будем, несомненный факт заключается в том, что война началась именно после этого инцидента. Основным идеологическим лозунгом войны в СССР стало освобождение финского народа от гнёта капитализма.

К началу боевых действий соотношение сил воюющих сторон, сосредоточенных на Карельском перешейке, выглядело следующим образом. Финская армия: 250-265 тысяч человек, от 26 до 64 танков, 534 орудия, от 114 до 270 самолётов. Красная армия: 425 тысяч человек, 2289 танков, 2886 орудий, 2446 самолётов. Цифры в разных источниках расходятся, но очевидно, что на стороне СССР был явный перевес. Это преимущество во многом нивелировалось оборонительными действиями финской армии. Как справедливо писал знаменитый военный теоретик Карл фон Клаузевиц в своём фундаментальном труде «О войне»: «оборонительная форма ведения войны сама по себе сильнее, чем наступательная». В деле обороны своей страны финны опирались на знаменитую ныне «линию Маннергейма».

Эта оборонительная линия была названа в честь Карла Густава Эмиля Маннергейма, главнокомандующего финской армией. Что интересно, до 1917 года Маннергейм был офицером российской армии, служил в Кавалергардском полку, был младшим ассистентом при коронации Николая II и до конца жизни держал на рабочем столе фотографию императора с личной подписью, а памятную медаль о том событии носил в качестве талисмана, участвовал в Русско-японской, Первой мировой войнах и дослужился до звания генерал-лейтенанта. После 1917 года в родной Финляндии он развернул активную военную и политическую деятельность вплоть до 1946 года, когда по состоянию здоровья подал в отставку с поста президента. Строительство оборонительной линии, позже названной его именем, началось ещё в 1918 году и вопреки распространённому мнению велось не по его плану и не под его руководством. Однако строительство самых современных ДОТов-миллионников, названных так потому что затраты на строительство каждого из них превышали миллион финских марок, было его инициативой.

К началу Советско-финской войны «линия Маннергейма» протянулась на 135 километров от Финского залива до Ладожского озера. Она состояла из трёх оборонительных рубежей глубиной до 95 километров, оборудованных ДОТами и ДЗОТами, проволочными заграждениями, минными полями, противотанковыми рвами и стенками, лесными завалами, бетонными и гранитными надолбами. Опорные пункты и узлы сопротивления были хорошо замаскированы и соединялись системой окопов и туннелей. Но, как иногда верно замечают разные исследователи, главным архитектором «линии Маннергейма» была природа. Люди лишь укрепили пересечённую местность, которую оставили после себя древние ледники. И то, что до того помогло русским изгнать Наполеона, а позже разгромить Гитлера, на этот раз играло против них – снег и морозы. Потери советских войск от обморожения к концу войны составили от 15 до 22% от общего количества. Да и в целом Красная армия оказалась не готова к войне в таких погодных, природных и стратегических условиях.

Войну можно разделить на два этапа: до начала февраля 1940 года и после. Первый этап Красная армия проиграла. Сил, брошенных на прорыв «линии Маннергейма» оказалось недостаточно. Не хватало тяжёлых орудий, способных разрушить современные ДОТы. А не все они, надо сказать, были современными, напомним, что линия возводилась с 1918 года. Личное оружие выходило из строя, оружейная смазка замерзала. Знаменитые «трёхлинейки» приходилось мыть в керосине, вытирать насухо и собирать, только после этого они могли стрелять. Новый станковый пулемёт Дегтярёва тоже не функционировал в таких условиях, да и конструкция его была намного сложней винтовки Мосина. Легендарный пулемёт Максима, который даже американцы считают русским (см. кинофильм «Возвращение героя»), показал себя лучше, но система его охлаждения была водяной, со всеми замерзающими здесь последствиями. Одеты красноармейцы были в шинели, кирзовые сапоги и будёновки. Более тёплой одежды не хватало, а о маскировке командного состава будто и вовсе забыли. Финские снайперы с лёгкостью узнавали и выводили из строя офицеров, что сказывалось не только на управляемости частей, но и на их боевом духе.

Переходя к описанию возможностей финской армии продолжим говорить о снайперах. Они стали главной проблемой для Красной армии. Знаменитые снайперы-«кукушки», вполне вероятно, никогда не стреляли с деревьев, ведь это крайне уязвимая позиция и быстро поменять дислокацию после выстрела весьма проблематично. Благодаря их искусству и неуловимости вокруг них сложилось много устрашающих мифов. Но порой реальность оказывалась страшнее выдумок. Легендарный Симо Хайха за время войны уничтожил более 500 человек. И это только подтверждённые цели. Учитывая короткий световой день в зимней Финляндии, получается, что он убивал по одному красноармейцу в час. На него устроили настоящую охоту. И в конце войны русскому снайперу удалось прострелить ему челюсть, но Хайха выжил и, произведённый Маннергеймом в младшие лейтенанты, до 97 лет занимался охотой и разведением собак. Интересно, что он не пользовался оптическим прицелом, так как тот демаскировал его: приходилось выше поднимать голову и прицел мог блестеть на солнце. Финны в целом были лучше замаскированы и теплее одеты, чем русские. Они же первыми догадались обматывать стволы личного оружия марлей или бинтами. Все финны на порядок лучше передвигались на лыжах, некоторые могли даже стрелять на ходу. В Красной армии хорошо ходили на лыжах лишь разведчики.

Несмотря на абсолютное преимущество в огневой мощи, советские войска ещё не имели на вооружении пистолетов-пулемётов, а финские части комплектовались современными пистолетами-пулемётами «Суоми», которые, несмотря на некоторую сложность конструкции, оказались очень даже морозостойкими. Военная промышленность Финляндии представляла из себя только три завода, и работа всех трёх была нарушена в связи с полным превосходством русских в воздухе, поэтому вдвойне неприятной неожиданностью для командования Красной армии стало наличие у противника огромного количества бутылок с зажигательной смесью. За три месяца войны компания «Алко-Раямяки» выпустила около полумиллиона «коктейлей Молотова». Название было придумано после того, как министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов заявил, что Хельсинки не бомбят, а сбрасывают продовольствие голодающим. Информационная война, как часть войны настоящей, имела место быть уже тогда. Находчивые финны тут же прозвали советскую кассетную авиационную бомбу РРАБ-3 «хлебной корзиной Молотова», а малогабаритные авиабомбы – «хлебницами Молотова». По аналогии была названа и бутылка с зажигательной смесью. Первоначально «коктейль для Молотова», но англоязычная пресса быстро сократила название до более удобного и звучного, а сами солдаты, кстати, предпочитали простой термин «горящая бутылка». Из 1919 танков, потерянных Красной армией в Зимней войне, 436 сгорело по большей части в результате применения этих незамысловатых боеприпасов.

Так как в финской армии было не только меньше оружия, но и меньше людей, прямые боевые столкновения с русскими были противопоказаны. Маннергейм разработал тактику «летучих отрядов». Эти отряды состояли из 10-12 бойцов, которые передвигались на лыжах, нападали неожиданно и стремительно исчезали, не вступая в долгие перестрелки. Укрывались они на укреплённых позициях «линии Маннергейма» и в глухих хуторах в тылу. Снабжались провиантом местными жителями или из заранее заготовленных перед войной тайных складов. Для более крупных операций, таких как нападения на колонны советской техники, которые финны прозвали «гусеницами», отряды собирались вместе, а потом снова рассеивались по лесам. Крупные сражения были редкостью. И самым знаменитым из них стала битва при Суомуссалми, которая в советской историографии называлась ещё трагедией под Суомуссалми. В этом сражении финнам под командованием полковника Ялмара Сииласвуо удалось окружить, рассечь на несколько частей и уничтожить сначала 163-ую, а потом и шедшую к ней на выручку 44-ую стрелковые дивизии 9-ой армии. При этом в среднем, по разным данным, соотношение сил было 15 тысяч против 50-ти. Естественно, в пользу русских. Финны захватили множество трофеев и деморализовали Красную армию. Командование разгромленными советскими частями выжило, но позже, как тогда в СССР часто практиковалось, было расстреляно по решению трибунала.

К концу декабря 1939 года фронт стабилизировался. Сталин требовал от командования быстрого решения проблемы. Наркомы обороны Шапошников и Ворошилов это решение нашли. Февральское наступление было подготовлено гораздо лучше. Кроме увеличения контингента Красной армии до 760 тысяч человек, что вряд ли сильно помогло бы, была придумана тактика, получившая название огненный вал. Для её осуществления на Карельский перешеек были стянуты тяжёлые танки и артиллерия. Смысл заключался в том, чтобы устраивать в направлении главных ударов невероятно плотную и продолжительную артподготовку, с глубиной поражения по фронту до трёх километров. Сразу за этим огненным валом следовали танки и пехота. Это только с виду просто, а на деле требует высокой слаженности действий всех родов войск. И Красная армия с этой задачей справилась.

С 1 февраля 1940 года русские возобновили наступление по направлению Сумма, но даже с мощной артподготовкой пробиться там не смогли и с 11 февраля перенесли главный удар на направление Ляхде, где артподготовка дала лучшие результаты и первый рубеж «линии Маннергейма» здесь был пройден. После этого финская армия уже не могла оказывать серьёзного сопротивления и отступала, опасаясь окружения. Правительство Финляндии отчаялось ждать какой-либо военной помощи от союзников, кроме военной техники и добровольцев (даже Южно-Африканский Союз передал в безвозмездное пользование 22 истребителя) и предложило переговоры. 13 марта, по относительно мягким условиям Московского мирного договора, война закончилась.

По итогам этого конфликта Финляндия потеряла 40 тысяч кв. км. территории, около 26 тысяч военнослужащих убитыми, 40 тысяч ранеными и 1000 пленными. Советские данные 1940 года говорят о 85 тысячах убитыми и 250 тысячах ранеными. Но это всё равно меньше, чем потеряла Красная армия. По разным данным безвозвратные потери русских составили от 95 до 150 тысяч человек, а санитарные превысили четверть миллиона. И это ещё не считая серьёзных потерь в технике. Учитывая относительно малое количество пленных финнов можно предположить, что их оценка потерь ближе к истине.

Но наиболее значимым с исторической точки зрения итогом Зимней войны стали не человеческие жертвы и территориальные приобретения СССР и даже не исключение его из Лиги Наций, а реакция западных стран. В военных и политических кругах возобладало мнение о том, что СССР является слабым государством с неподготовленной к серьёзным боевым действиям армией. Гитлер после этой войны называл Союз «колоссом на глиняных ногах» и окончательно утвердился в решении впоследствии начать войну с русскими. Будущие союзники по Второй мировой войне тоже критически отзывались о СССР и вели антисоветскую пропаганду. Чем это кончилось мы все с вами знаем. Уже летом 1941 года Гитлер пишет Геббельсу: «Мы серьезно недооценили советскую боеготовность и, главным образом, вооружение советской армии. Мы даже приблизительно не имели представления о том, что имели большевики в своем распоряжении». Спустя ещё год в одной из своих речей он называет Зимнюю войну грандиозной кампанией СССР по дезинформации и признаёт, что уже тогда Красная армия была равна по мощи с немецкой или японской армиями.

Несмотря на серьёзный удар по репутации СССР и Красной армии, не все с лёгкостью могли решиться на открытый конфликт с Москвой. Уже летом 1940 года в состав СССР без всякого сопротивления вошли Латвия, Литва и Эстония, а Румыния без разговоров приняла ультиматум Сталина и отдала Бессарабию и Северную Буковину, входившие до революции в состав Российской империи.

Завершая повествование об этой короткой, но значительной войне, хочется поведать о некоторых альтернативных взглядах на неё.
Основными причинами провала Красной армии на первом этапе войны называют хорошо укреплённую «линию Маннергейма» и погодные условия. В то же время сам Маннергейм в своих мемуарах считает линию обороны своего имени устаревшей на момент войны, а её прочность связывает с мужеством и стойкостью своих солдат. Добавим к этому несомненно удачную тактику «летучих отрядов», в основе которой лежала не столько стойкость, сколько мобильность. Многие современные историки и военные того времени в своих оценках также признают, что «линия Маннергейма» была не так уж прочна и сильно уступала «линии Зигфрида» или «линии Мажино».
В то же время данные о метеорологических наблюдениях, оперативные сводки с фронта советских дивизий и некоторые другие документы опровергают информацию о суровой зиме и глубоком снежном покрове. Суровая зима началась на втором этапе войны, вполне успешном для Красной армии, а до января 1940 года температура колебалась от +1 до -23 °C при снежном покрове до 15 сантиметров. Вполне привычные условия для русских.

Из всего этого можно сделать вывод, что неудача СССР на первом этапе связана с плохой подготовкой к войне, но не с точки зрения боевой мощи, а с точки зрения тактики. Красная армия недооценила возможности финнов и не была готова к партизанской войне. Тем не менее, она быстро всему научилась, что явно недооценили в Европе.

Интересна также точка зрения весьма неоднозначного писателя Виктора Суворова (настоящее имя Владимир Резун). Он считает, что Советско-финская война показала вовсе не слабость, а наоборот силу Красной армии, которая в суровых погодных и природных условиях всё же прорвала мощную линию обороны. Его выводы основываются на расчётах компьютерной программы. Что это за программа и насколько ей можно верить ответить невозможно, но всё же интересно, что при всех введённых в неё данных об условиях наступательной операции, она сделала вывод о её невозможности без применения ядерного оружия. Тем не менее, Красная армия провела её и добилась успеха, пусть и ценой огромных потерь.

Складывая все имеющиеся у нас данные и мнения стоит признать, что для Финляндии это было славное поражение. Потеряв значительную территорию, финны не потеряли независимости. Мягкие условия Московского договора говорят о том, что Сталин признал полное нежелание финского народа «освободиться от гнёта капиталистов» и понял, чем грозит долгая партизанская война на севере.

А главный вывод, который должны сделать все мы сегодня заключается в том, что никогда не стоит недооценивать противника, насколько бы слабым он ни казался. Сталин недооценил финнов. Гитлер после этого недооценил русских. А погибли простые люди, сперва тысячи, а потом миллионы.


Смотрите также:

Поделись!

Напишите комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *