«Миитовская весна». День 3. Репортаж очевидца.

ГИ
Настолько расширилось наше инженерное училище в будущем, что появился даже Гуманитарный институт, к железной дороге, казалось бы, отношения не имеющий. Очень уж необычно для меня было видеть ведущих концерта не на сцене, а на экране. Читали они с него письма студентов и преподавателей. Ох и шустра, должно быть, почта России в будущем. Так шустра, как переход от бала к военной тематике. К балам-то постановочным попривык уж я, хотя девушка в коралловом платье и удивила кульбитами цирковыми. А вот танец Юрия Белобородова и Татьяны Кольцовой, хотя и сложной хореографией не отличался, но брал за душу. Да и песня «Кукушка» хороша была, под которую они танцевали. Публике тоже понравилось.

Так же хорошо зрители отреагировали и на две последующие дорожные песни, подхлопывали. А студенты для одной из этих песен соорудили декорацию поезда.
Приятственный театрализованный танец далее был продемонстрирован под беззаботную песенку «А я иду, шагаю по Москве». Вообще сказать, пролетела первая часть концерта почти незаметно.

Михаил Шафиков читал отрывок из «Евгения Онегина» о Москве. Хорошо читал, как надо, правильно. Не то чтобы другие чтецы из студентов будущего совсем плохи были, но всё в новаторство норовили уйти. А Михаил показал академизм, без которого новаторам новаторствовать не с чем будет.
Очень уж чудную сценку показала Марина Маслакова. Половина тела была одета, как студентка, а другая половина, как профессор, да ещё и с бородкой. Отродясь такого не видал.

Далее девичий коллектив сплясал танец о том, как бабы дома мужиков ждут. Видать, с кабака ждут, так как и скалки заготовили, и танцуют под песню некого мужичка с хриплым, пропитым голосом. Только по кабакам да вокзалам таким голосом петь, ну или в деревне.
Нечасто в будущем знакомую песню услышишь, а вот Анна Нарыкова спела таковую – «Ой, то не вечер, то не вечер». Оно, конечно, песня от лица мужика идёт, но зачем в мужика переодеваться мне не очень понятно. Зато под конец сей наряд скинула, усы отлепила – и вот вам дева пригожая, любо-дорого посмотреть. Песня «Не отрекаются, любя» раньше мне была не знакома, но Мария Базель не первая, кто её пел на концертах. Надо думать, что это очень популярная у молодёжи будущего песня.
Ксения Шитова читает собственное стихотворение о выборе профессии. Журить её не хочется, сочинительство само по себе дело не плохое, но очень уж незамысловаты были рифмы, там, где они вообще были. Но не всем ведь быть Зинаидой Гиппиус. Следующая такая, наверное, только через 120 лет и народится.

Неожиданной радостью стал выход девушек с цыганским танцем. Я-то думал, что в будущем все цыгане уже повывелись и никто с медведями на гулянках не отплясывает, по ручке не гадает. Правду сказать, чуть позже стало понятно, что до настоящих цыганок студенткам далеко, так что опасения насчёт цыган вернулись. Не цыганскую, но гишпанскую мелодию на гитаре далее наигрывал Ованнес Мкртчян. Только я подумал о том, как многонационален стал МИИТ в будущем, как и ведущие об этом сказали, а на сцене Даниэлла Чолан спела песню на украинском. В свете речей о многонациональности можно было бы и на финском спеть. Или на немецком, коли мы неметчину к себе присоединили после Второй мировой. На худой конец, на латышском. А с малоросскими братушками-то нас и так никогда водой не разольёшь, в том сомнений нет.

Завершился концерт самописной бравой песней о МИИТе. Дух в ней есть, а вот текст ещё обтачивать надо. Но, как я погляжу, талантов среди студентов нашего училища в будущем много. Будет кому этим заняться. К тому же целые династии МИИТовцев уже появляются. В конце вывели на сцену беременную барышню, которая пообещала, что и её дети будут в МИИТе учиться. Когда студенческое братство есть, тогда учебное заведение и 120 лет простоит, и 1200. А братство есть. Иначе кто за закрытым занавесом кричал: «Мы сегодня молодцы»?

ИПСС
На долю основополагающего Института пути, строительства и сооружений выпало завершать отборочные концерты МИИТовской весны. И начался концерт крайне необычно, с выхода Арлекина, который не шутил и не колотил никого палкой, а философствовал по поводу русской грозы. За размышлениями своими он открывает занавес. Со сцены пышет дым, на ней всё в конструкциях всяческих, лампах и цветах в горшках. А за белой тканью тень ведущего, который рассказывает об основании училища. Вся эта мистика в моё время очень модна. Куда ни плюнь – везде масонские ложи, общества розенкрейцеров, кружки тибетских лам, сборища колдунов и ведьм. И все мошенники. Кроме одной ведьмы, тудыть её растудыть. Только я так подумал, как голос её вновь появился у меня в голове. Без злобы пожелала она мне того же и предупредила, что моё пребывание в будущем заканчивается, но обратный переход по хронодромосу не будет резким.

На экране тем временем студенты рассуждают о том, что такое детство, а сразу после этого Алексей Хвостов рассказывает о детских трудностях при собирании в школу. Хоть и 120 лет между нами, а узнаётся что-то общее. Я в гимназию с похожими чувствами просыпался.

После этого тень ведущего подтвердила мои опасения насчёт целостности империи, упомянув о рабоче-крестьянской революции и поведав о том, что комсомольцы – это боевые молодёжные бригады рабочих и крестьян, которые буржуазии противостояли. Я сам-то не барин, но всё ж ума не приложу, как смогут крестьяне в один миг царя свергнуть? У нас всё же не Франция, где тоже не сразу так получилось.

На экране же студенты с шутками-прибаутками размышляют о дружбе. После чего музыкальный ансамбль на электрифицированных инструментах играет какую-то шумную и невнятную песню. И за спинами у них никогда невиданный мной мистический символ. Сектанты что ли какие? А у танцующих юношей мешки заместо штанов одеты. Точно сектанты.

Следующая сценка изображала кабак, где парни за стаканчиком чего-то крепкого обсуждали женскую красоту. Вот это по-нашему! Кабы ещё в кабаках девушки так соблазнительно танцевали, как в этом номере, вот жизнь бы сладка стала! В продолжении темы студенты на экране рассуждали о любви. И позже в том же кабаке рассказывается история встречи юноши и девушки, которые тут же разбежались, но вновь встретились и станцевали на огромном помосте с лестницами, который вывезли из-за кулис. Ух, масштабно, эффектно, хлопушками ещё вдарили! Но несмотря на это, меня что-то в сон стало клонить. Видать, выбрасывает помаленьку из будущего.

Студенческие рассуждения на экране переходят на тему родины. С той же темой выступает Данила Куркин в ушанке. Некий такой разговорный театр получается. Текст хороший, правильный, заставляет задуматься. Ни-ког-да у нас в России не будет хорошо. Ни в 19-м веке, ни в 21-м; ни при царе, ни при президенте; ни зимой, ни летом; ни трезвым, ни пьяным. Вот и валандаемся мы, русские, между всем этим как-то. Умом Россию не понять. Тупой ум здесь утонет, как утюг в болоте, а острый утонет, как дамасский клинок.

А сон меня всё больше морит. Привиделись уже странные мужики, танцующие в тельняшках, валенках и ушанках. Что за вздорные наряды? И снова запел тот хрипатый кабацкий горлопан: «Эй, ямщик, поворачивай к чёрту!» А, нет, не так. «Эй, режиссёр, заканчивай съёмку». Как-то так. Сквозь сон уже совсем непонятно.

И снится мне, что пираты собрались за длинным столом и пируют, песню орут: «Ну-ка, мечи стаканы на стол! Ну-ка, мечи стаканы на стол! Ну-ка, мечи стаканы на стол и прочую посуду! Все говорят, что пить нельзя! Все говорят, что пить нельзя! Все говорят, что пить нельзя, а я говорю, что буду!»

И тут слышу голос дружка моего, Петьки Ворожбицкого: «О, Андрейка очухался, бормочет, что пить будет»! Я глаз продрал, смотрю – сижу, сплю за столом в нашем кабаке излюбленном. Петька мне потом рассказал, что какая-то нищенка меня на извозчике привезла. Ну, а я скумекал, что лучше ничего никому не рассказывать, а то за психического примут. А хуже того на смех поднимут. Налили мне чарку. Я и выпил. Выпил – и ничегошеньки не забыл.

С тех пор вспоминаю и гадаю, какой же институт в том концертном соревновании победил? Понятно, что не Российско-немецкий. Но ведь не всё так просто. ИУИТ может похвалиться лучшими исполнителями. У ИТТСУ была наиболее разнообразная и раскрывающая юбилейную тему программа. ИПСС показали настоящее театральное представление, единое полотно. Да и гуманитарии не уступали вышеперечисленным университетам. Не завидую я судейской коллегии, изрядно им через 120 лет придётся голову поломать.

А ведьму ту я больше уже никогда не встречал. Хотя искал, честно признаюсь. Потом так для себя решил: чтобы то необычное, но чудесное будущее наступило, надо всего-то отучиться и делать своё любимое дело. Тогда без всякой мистики туда попадём. Не мы, так дети наши и внуки.

Продолжение следует… Да-да, продолжение истории МИИТа следует.


Смотрите также:

Поделись!

Напишите комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *