Шаблон-новости

«Миитовская весна». День 1. Репортаж очевидца.

Невероятнейшее приключение, свершившееся со студентом Императорского Московского инженерного училища ведомства путей сообщения после окончания первого года обучения в сём учебном заведении.

ЮИ
Да шут его знает, почему я тогда сказал 120 лет! Просто пришло в голову. Знал бы, что эта ведьма не простая нищенка, я бы что иное учинил. Да и хмель опять же. Шутка ли, завершил первый год обучения в новейшем Императорском Московском инженерном училище ведомства путей сообщения. Вот и подал горемычной гривенник. Ни в жизнь столько не подавал. За доброту твою, говорит, покажу тебе грядущее, каковое сам пожелаешь. Я и ляпнул, что желаю знать, как студенты училища будут жить-поживать лет эдак через 120. И тут же накрыло меня, как сном, прямо на Тверской. Враз очутился в тёмной зале. В голове шум, туман да голос ведьмы, что вещал о каких-то побочных эффектах псионических переходов по хронодромосам. Смотри, говорит, на своё училище через 120 лет. Только вот с места мне было не сдвинуться, потому как не в физическом мире будущего я был, а в ноосферической локации закреплён, так она сказала.

Поначалу-то я вообще мало чего соображал, всё как сон во хмелю было. Отрывками, помнится. Вроде бы бал какой-то на сцене той залы. Потом грузинка некая в шибко короткой юбке танцевала. Это уж позже я понял, что по будущим временам это ещё длинное платье было. Стихи читали, песни пели. Очухался-то я аккурат на песне о реальной жизни. Голос ведьмы назвал это когнитивной адаптацией и поведал, что теперь вся информация, к данной ноосферической локации относящаяся, будет мне доступна посредством ментального запроса. Подумай, говорит, как певицу зовут. А мне почём знать? Однако ж в голове сразу имя всплыло – Диана Давидян. Чудеса! На сём ведьма невидимо откланялась, оставив меня лицезреть жизнь студенческую в 2016 году от Рождества Христова.

Вперился я в сцену, а на ней девушки такие коленца выкидывают, что никаким эфиопкам и в жизни не снилось. Ох уж чудны танцы будущего! Неприличны до одури. А посему возбудительны, чего уж греха таить. Куда там восточным танцам живота. Впрочем, и в этом танце восточные мотивы проглядывались.
После танца девушек певцы да певицы взялись петь гимн МИИТа, сиречь Московского института инженеров транспорта, как наше училище в будущем называется. Оно, правда, не так называется, но тут уж мозг у меня вскипел от вариантов названий, и думать я об этом перестал. В гимне пелось МИИТ, так и запомнил для себя. Вот тут-то студентики будущего и опозорились! Как же можно так плохо знать слова собственного гимна? У меня вон «Гаудеамус» от зубов отлетает, даже в кабаке. Особливо в кабаке! Надо бы такие кабаки придумать, чтобы где всем дозволено было песни орать, и хозяин шибко не ругался: кур вам в око, кур вам в око! Ругательство-то какое странное выдумал.

На том концерт и закончился. Мало я толком посмотреть успел. Пожалел было, да рано. В будущем училище наше большим стало. Думается мне, с академию, не меньше. И был то только концерт Юридического института. Дальше уж я ничего не упустил.

ИТТСУ
Институт транспортной техники и систем управления свой концерт тоже начал наподобие бала. Песню хорошую о широкой стране нашей родной пел Мурашов Павел. Только вот на экране какой-то странный герб показывали, не наш. Герб Российской империи будущего, наверно. Но тогда не очень понятно почему все были в костюмах моего времени. Далее Ольга Кононова аккомпанировала на банджо неким сценкам из синематографа, которые в будущем стали классикой, по всей видимости. Дмитрий Калинин в какой-то вызывающей манере прочитал стих. Кто же с такой наглостью поэзию читает? Или это моднейшие веяния, навроде как в наши годы Валерка Брюсов обнюхается чего-нибудь и писанину свою невнятную шедеврами зовёт.

Далее, судя по происходящему на сцене, студенты стали показывать следующий исторический период. Три милейшие девушки, Полина Лысюк, Евгения Щекотурова и Алиса Евтушенко, спели грустную песню о парнях, погибших на некой войне. Значит, война скоро будет. Опять с турком, небось. Мало им Шипки да Плевны. Ну так мы им напомним!
А между тем военный блок на концерте продолжили своим танцем два бравых парня, Алексей Кирьяков и Виталий Репешко. Танец очень своеобразный, в неспешном ритме, но со сложными элементами. Наверное, модным будет лет через 20-30. Но я такое не смогу. Я и вальсирую-то не очень.

После танца группа студентов взялась читать стихотворение о войне. Поначалу шибко глотку рвали, тем более, что есть в будущем устройство для усиления звука. Но когда Дарья Самойлова одна взялась, стало получше. Из стихотворения я уразумел, что воевать нам в скором будущем с немцами, что отступать будем поначалу, а потом некий генерал Сталин приведёт императорские войска к победе. По всему видать, будут любить простые солдаты этого генерала, раз с его именем на устах в атаку ходить станут, а не за веру, царя и Отечество. Радует, что война недолгой будет. Победим так же быстро, как стих перешёл в песню о ландышах в исполнении лучезарной Дианы Латышевой.

Послевоенный период в концерте начался с песни о монтажниках-высотниках. Народная песня простых работяг, которая, я так думаю, придёт на смену бурлацкой «Дубинушке». Я, может быть, чего не разумею, но показалось мне, что неловко ребята песню пели, топорно, искусственно. А с другой стороны студенты – это интеллигенция. Не нашему брату мужицкие песни горланить.

Александр Кухарчук сильно удивил меня исполнением песни о княжне Ладе. Уж не знаю, как она в нашем времени мимо меня прошла. Но не в том удивление. Александр в какой-то момент протянул в зал усилитель звука, микрофоном называемый, и вздумал, что публика ему подпевать будет! Да даже если все эту песню знают, где же это видано, чтобы на концерте подпевали? Это же неприлично. Оно, конечно, в будущем всякое возможно, но так ведь и не подпевали. Небось, махнул чарку для храбрости перед выступлением и разбалагурился.

А вот дальнейших грозных и геройских песен я что-то совсем не понял. Что такое комсомол и кто такие комсомольцы? Почему октябрь юный и кто такой вечно молодой Ленин? Судя по тексту песни, где говорится о боях, атаках и победах, Ленин – один из молодых генералов императорской армии, внёсший немалый вклад в победу в прошедшей/будущей войне. Запутаешься с этим временем. Фамилии-то какие странные: Ленин, Сталин. Говорят, молодой барон Маннергейм в фаворе у его императорского величества сейчас. Куда же он в будущем денется?

А далее уже знакомые по предыдущим номерам девушки и парни поют о железной дороге. Вот! Будут песни в будущем о железных дорогах сочинять. Правильно. За ними будущее и есть, а цепеллины эти да аэропланы одно баловство, ничего путного из этого не выйдет. В подтверждение этой моей догадки Анастасия Ферманова поёт ещё одну песню железнодорожной тематики, явно народного сочинения, судя по мелодике. Вокал у Анастасии сильный, но какой-то неоформленный что ли, как мне показалось.

Ход концерта плавно перемещался в совсем уж далёкое от меня будущее. Я это понял по тому, что была исполнена песня на английском языке в стиле, названном джаз. Надо думать, что это некие западные церковные песнопения, ведь речь шла о Моисее, который просит фараона отпустить его народ. И твердилось всё одно и то же, как на проповеди. Что касается исполнения, то уж насколько я не сведущ в технологиях будущего, а и то смекнул, что фортепьяно надо было оснастить микрофоном, а то его не слышно было на фоне других электрифицированных инструментов.

После этого следовали спортивные номера, посвящённые Олимпиаде, которая в будущем пройдёт в Москве. Это мы образованные, это мы знаем что такое, газеты читаем. В прошлом году француз де Кубертен в Греции возродил древние спортивные игры. Аж 240 атлетов собралось! А спустя век в Москву и все 500 приедут, наверно. Спорт в будущем далеко уйдёт, конечно. Правил игры со светящимися в темноте предметами я так и не понял.

И тут в наметившейся было бодрой струе представления Ольга Кононова затянула грустную песню о смерти и воспоминаниях. На экране, как я понял по портрету Филиппа Емельяновича, показали будущих/прошлых директоров нашего училища. Хорошо, что потомки помнят о нас, но даже мои ничтожные знания о концертмейстерстве говорят о том, что данная песня выбилась из общей канвы. Ведь и до неё, и сразу после, все было бодро, весело и красочно. А уж до чего синематограф дошёл! Показали фильму в цветах! Да Москву будущего, да с высоты птичьего полёта! Не иначе как аэропланы только для делания фильмов и используют – эффектно! А показывали-то, видать, только здания МИИТа. Ох и разрастётся наше училище через 120 лет! Чай не меньше Императорского Московского университета станем. Я до того обомлел, что финальную песню о повороте каком-то мимо ушей и пропустил. Но знать хороша песня, раз уж уважаемые члены судейской коллегии поднялись со своих мест и аплодировали. Тут-то мне в голову когнитивно ноосферически и пришло, что всё это не просто концерт, а ещё и соревнование некое. И все институты борются за право участвовать в ещё большем концерте. Когда ж они тут учатся-то? Наверное, в будущем по новейшим методам на шеллачных пластинках через граммофон курсы слушают, а не на лекции ходят. Эх, хороша жизнь будущего студента. Засел в кабак, пластину завёл – пей да учись.

*Видеозапись концерта от Дена Загребельского можно посмотреть тут.

ИМТК
Институт международных транспортных коммуникаций (о как, международных!) показал относительно непродолжительный концерт. Начали короткой песней о МИИТе, после чего меня немного смутил конферансье Марат Башаров. Хм, Марат Башаров, Марат Башаров… Нет, почудилось, нигде не слышал такого имени. Так вот, а смутил он меня тем, что говорил не в микрофонный звукоусилитель, а просто так, своим голосом. К хорошему, знаете ли, быстро привыкаешь. Прекрасно, когда прислушиваться не надо. А тут пришлось. И в чём была сложность взять прибор в руки, а текст выучить, а не читать по книге?

Концерт продолжился вальсом трёх пар, стихотворением Анны Григоренко и песней Анастасии Тарасовой про оттепель. Анастасия девушка видная, с этим не поспоришь, но с длинными нотами у неё проблемы. Даже я понимаю, которому косолапый на ухо наступил.

У международников тоже был номер о войне, точнее, с намёком на неё. Дарья Суслова танцевала с платочком в ожидании своего суженого, ушедшего на фронт. Насколько я понимаю, народные танцы в будущем станут стилизацией под народные танцы. Вон в деревне Черёмушки, куда мы с дядей в гости к фабриканту Якунчикову давеча ездили, вот там народные танцы. Черёмушки – глухомань, там польку и па де катр не танцуют. Впрочем, о какой я польке? Её сейчас, в будущем, и название позабыли, наверное. Что же касаемо плясок, то коллектив с английский названием Upgrade показывает в танце историю любви юноши и девушки. Вот это интересно и необычно. Танец-то странный, конечно. Тут в будущем все танцы странные. Но сюжеты, показанные через пластические элементы, — это смело, новаторски. Если это, конечно, не отрывок из какого-то современного балета.

Далее показали ещё один цветной фильм, в котором студенты рассказывали, что для них МИИТ. У меня складывается ощущение, будто в этом будущем киносъёмочный аппарат есть у каждого в кармане. Не удивлюсь, если тут есть карманный граммофон или карманный телефон. Хотя какой карманный телефон? Это ж сколько провода с собой таскать надо будет! Никак такое невозможно, хоть ещё 120 лет пройдёт, хоть 240.

А концерт закончился песней-поздравлением МИИТа с днём рождения. Балаганной какой-то, но это просто модная современная музыка такая, наверное.

Продолжение следует…

Андрей Козлов


Смотрите также:

Поделись!

Напишите комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *