Шаблон-новости

Балаклавские легенды

Мы продолжаем рубрику Антипропаганда историей неоднозначной, но определённо знаковой. Балаклавское сражение, произошедшее в октябре 1864 года во время Крымской войны, не стало решающим ни для одной из противоборствующих сторон, но породило сразу два легендарных примера мужества английских солдат.

Силы Российской империи, находившиеся под командованием генерал-лейтенанта Павла Липранди, насчитывали около 16 тысяч человек. Объединённые отряды союзников, англичан, французов и турок, составили не многим более 4,5 тысяч. Позиции последних были укреплены четырьмя редутами.

Сражение началось около пяти утра, ещё до рассвета. Русские штыковой атакой выбили турецкие войска из первого редута, расположенного на южном фланге, и уничтожили около 170 турок. Три оставшиеся редута были брошены турками без боя. Бежавшие турецкие войска оставили русским в качестве трофея девять английских пушек. Их владельцам пришлось останавливать отступавших турок силой оружия.

После захвата редутов гусарская бригада генерал-лейтенанта Рыжова выдвинулась на уничтожение артиллерийского парка, который, по всей видимости, оным не оказался, а был частью лагеря английской конницы. Выйдя к объекту атаки, русские обнаружили там подразделения тяжёлой кавалерийской бригады противника. Встреча стала неожиданностью для обоих кавалерийских начальников, так как их движение скрывал друг от друга пересечённый рельеф местности. Произошёл ожесточённый кавалерийский бой, в результате которого тяжёлая бригада англичан отступила. Генерал-лейтенант Рыжов не стал развивать успех и вернулся на исходную позицию, так что результат этого боя до сих пор остаётся неопределённым, каждая из сторон приписала победу себе. Участники событий отмечали уникальность этого кавалерийского боя, ведь обычно кавалерия использовалась для фланговых ударов, прикрытия, засад и преследования противника. Прямые столкновения кавалеристов с долгой и ожесточённой рубкой случались редко.

В это же время 1-й Уральский казачий полк подполковника Хорошхина атаковал 93-й шотландский пехотный полк баронета Кэмпбелла. Численностью шотландцы немного превосходили русских, но это были пехотинцы, поэтому фронт атаки русских для них был слишком широк. Чтобы избежать окружения командир британцев нарушил уставной порядок и приказал солдатам построится в шеренгу по два, а не по четыре человека. Опасность окружения была снята, но теперь появилась угроза прорыва линии обороны практически в любом месте. Слова приказа Колина Кэмпбелла и ответ на них его адъютанта Джона Скотта вошли в британскую военную историю:
— Приказа к отходу не будет, парни. Вы должны умереть там, где стоите.
— Есть, сэр Колин. Если понадобится, мы это сделаем.

Шотландцы дали три залпа до того, как русская кавалерия достигла их позиции. Ослабленные потерями от ружейного огня казаки вынуждены были отступить.

Корреспондент «Таймс» описал потом шотландский полк в этот момент как «тонкую красную полоску, ощетинившуюся сталью». Английскую армию того времени часто называли по цвету военной формы – красные мундиры. Со временем это выражение перешло в устойчивый оборот, как «тонкая красная линия», обозначающий хладнокровную оборону из последних сил.

Командующий экспедиционным корпусом союзников лорд Фицрой Раглан был крайне недоволен потерей артиллерии. Дело в том, что в те времена пушки были не только важнейшей боевой единицей, но и неким символом победы. Трофейные орудия устанавливались, как памятники, из них отливались ордена и медали. Отбить пушки была отправлена лёгкая кавалерийская бригада графа Кардигана. Командир бригады понимал безнадёжность предприятия, но ослушаться приказа не мог. Подавляющее большинство источников сходится во мнении, что это была роковая ошибка лорда Раглана.

Англичане атаковали не спеша, строго соблюдая боевые порядки. До русских позиций им предстояло проехать три километра по долине, которую они впоследствии назвали Долиной смерти. Чтобы не утомить лошадей, пройти всё расстояние галопом они не могли и ускорились только в непосредственной близости от позиций, когда уже некоторое время обстреливались перекрёстным артиллерийским и ружейным огнём с окружающих долину высот. Бригаде удалось опрокинуть 1-й Уральский казачий полк, прорваться к русским пушкам и изрубить орудийную прислугу. К моменту выхода на позиции артиллеристов от первой атакующей линии осталось не более 50 человек. Стоявшие за артиллерией Киевский и Ингерманландский гусарские полки, во много раз превосходящие англичан численностью, не смогли организовать контратаку из-за скученности в своих боевых порядках, усиленной отступающими уральцами. Из-за этого у гусар не осталось ни времени, ни места для манёвра чтобы перейти к контратакующим действиям. Но в результате фланговой атаки трёх эскадронов Сводного уланского полка подполковника Еропкина англичане были рассеяны и отступили с большими потерями. Английские источники утверждают, что их конница отступала, соблюдая боевой порядок. Как бы то ни было, отступать пришлось опять под перекрёстным огнём русской артиллерии и пехоты. Итог атаки для британцев был трагичен: за 20 минут боя из немногим более 600 кавалеристов погибло и попало в плен 365 человек. Британцы также потеряли почти 500 своих лошадей.

Через два месяца было опубликовано стихотворение Альфреда Теннисона «Атака лёгкой бригады», которое моментально стало популярным и даже дошло до английских солдат в Крыму. Оно до сих пор водит в школьную программу в Англии. Словосочетание «атака лёгкой кавалерийской бригады» стало нарицательным в английском языке, означающим некие отчаянно смелые, но обречённые действия. Об этом событии снимались фильмы и писались песни. Не говоря уж о множестве исторических трудов.

Активные боевые действия на этом окончились. К концу сражения противоборствующие стороны остались на своих утренних позициях, плюс к этому русские захватили Воронцовское шоссе, существенно осложнив снабжение английской армии. Но несмотря на существенное численное преимущество разбить корпус союзников не удалось. Потери сторон оказались приблизительно равны. Тем не менее, они вынуждены были отказаться от штурма Севастополя и перейти к позиционным осадным действиям. А это, как мы знаем, привело к его героической обороне русскими войсками, так же отмеченной многочисленными примерами мужества наших войск. Но это уже другая история.

Балаклавская битва до сих пор вызывает споры у историков. Она была достаточно подробно описана очевидцами в своих дневниках и воспоминаниях. Естественно, каждая из сторон выставляла себя в более выгодном свете. В результате этого как у английских, так и у русских историков есть свои аргументы, подкреплённые документально.
Как бы ни спорили между собой историки, очевидно одно – английские солдаты не дрогнули перед намного превосходящим их противником и явили миру мужество, граничащее с безумием. Когда память о сражении входит в язык, подвергнуть сомнению подвиг воинов не представляется возможным. Вместо того, чтобы сомневаться в противнике, его лучше уважать. Тем более когда есть за что.


Смотрите также:

Поделись!

Напишите комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *